Большая часть современных стартапов находится в режиме поиска внешнего финансирования. Считается, что без внешних вливаний у тебя нет шанса победить на рынке.

Моя личная позиция: основная задача стартапа — не «победить», а тупо выжить и накормить основателя. Бизнес делается ради личного дохода его владельцев. Получив достаточно времени, даже скромный рост дохода и капитала даст очень серьёзные суммы на выходе.

И, исходя из позиции «выжить», мне вообще не важно, как себя чувствуют конкуренты. Мне важно, сколько лично я заработал именно сегодня, а не завтра и не в будущем. Многие будут удивлены, наверное, но мои конкуренты являются в том числе и моими клиентами. Я с ними не воюю, мы вместе зарабатываем деньги на этом рынке. Я не имею права раскрывать их имена, скажу лишь что 80% из топ 20 компаний на этом рынке когда-либо покупали мои продукты за серьёзные для меня деньги.

Построить прибыльный бизнес — не означает «вырастить ребёнка», как это может показаться на первый взгляд. Если ты относишься к своему делу как к самоцели, ты будешь вваливать обратно все заработанные деньги в надежде заработать ещё больше. Даже когда я советую «реинвестировать половину дохода в рекламу», я имею в виду максимально быстрый возврат вложений, а не «рост узнаваемости бренда» или даже «рост клиентской базы».

Бизнес — это инвестиционный инструмент. Если вы когда-нибудь прочитаете что-нибудь из теории корпоративных финансов, вы убедитесь, что рост стоимости актива вообще не важен в долгосрочной перспективе, важна лишь текущая прибыль. И, чем раньше и чаще ты её получаешь, тем выше ценность бизнеса, особенно долгосрочная.

Вкладывать в развитие бизнеса стоит лишь тогда, когда ты максимально быстро получаешь свои деньги обратно со значительной прибылью, покрывающей риски и, что важно, риски альтернативных возможностей. Если более простым языком: не стоит радоваться, получив 30% годовых в своём деле, сравнивая доход с банковским депозитом. Нужно сравнивать доход с другими возможностями сравнимого уровня рисков, то есть с другим делом, которое ты мог бы запустить за то же самое время, или просто вложив в бизнес знакомых.

«Жадность» означает: «Вынимать деньги из бизнеса максимально быстро, если нет возможности их вырастить за короткое время с учётом альтернатив с тем же риском». Если бизнес не генерирует денежного потока на выходе, это — не бизнес, а хобби, вне зависимости от его внутреннего роста и оборотов. «Рост бизнеса» = «рост прибыльности лично для меня», и никак иначе.

Если ты не вынимаешь деньги, это равносильно реинвестированию. Отказ продать = желание купить. Если ещё проще: представь, кто-то без твоего ведома все-таки вынул какие-то деньги и положил тебе в тумбочку. Понесешь ли ты их обратно? И если понесешь, то зачем? Есть конкретные цели и цифры?

Мы часто слышим жалобы, что «бизнес прозябает, хотя его владелец меняет автомобили как перчатки». Я не одобряю расточительную жизнь, я бы лучше сохранил эти деньги в виде «подушки». Но, если мы посмотрим на судьбы через десяток лет, может оказаться, что «расточительный» заработал в итоге гораздо больше «экономного». Да, он все спустил в унитаз, а если бы откладывал?

«Жадность» означает, что нет смысла зарабатывать медленно там, где можно заработать быстро. Скорость возврата инвестиций не просто «важна», от неё зависит реальная их прибыльность. Допустим, если альтернативы могут дать 20% годовых, откладывание выплаты дивидендов на 3 года автоматически уменьшает их в 2 раза. Учёт стоимости капитала резко спускает с небес на землю.

$100 в высокорисковой (100% годовых в альтернативных вариантах) нише прямо сейчас дороже $1,000 через 3-5 лет. Финансы вообще контринтуитивны, особенно для неискушенного обывателя. Привычка мерить все абсолютными суммами, без учёта процентов и альтернатив — основная причина прозябания малого бизнеса, по моему мнению. Даже небольшое ускорение денежного потока превращается в магию на длительных периодах.

«Жадность» — непрерывное повышение цен, польза от которого уже не раз была разжевана мной до состояния детского питания.

«Жадность» — нежелание тратить деньги и время на что-либо, не повышающее продажи прямо сейчас. Самое опасное, когда подобные расходы идут в виде прокрастинации, как попытка убежать от выполнения основной цели.

«Жадность» — непрерывное снижение расходов, особенно постоянных. $5 в месяц = $600 за 10 лет, а, на самом деле — ещё дороже, учитывая стоимость капитала. Я готов заплатить $1,000 одноразово, чтобы сэкономить $50 в год, я это делал не раз. На выходе — практически нулевые расходы на ведение бизнеса, что означает, в том числе, 100% маржи. Все поступающие деньги я могу немедленно выводить без ущерба для бизнеса.

К слову, снижение постоянных расходов путем больших одноразовых вступает в противоречие с теорией финансов. Но тут речь уже идет не о прибыли, а о рисках. О том самом «выжить». Если бы у меня были высокие помесячные расходы, я бы уже давно закрыл все свои проекты. Риски всегда важнее прибыли, и если можно снизить риск путем снижения прибыльности — лучше все-таки сделать это, особенно если эти риски могут стать фатальными со временем.

С точки зрения маркетинга снижение постоянных расходов означает, в том числе, и бОльшую его эффективность, при прочих равных. Там, где другим нужно сделать 50 продаж, чтобы просто остаться на плаву, мне нужно сделать 5, или даже 0, с учётом «подушки безопасности». Та самая свобода, ради которой я и шёл в бизнес. Да и проще, больше мотивирует. Одно дело — работать все время, просто чтобы штаны поддержать, и совсем другое — выполнить «план-минимум» за недельку, а потом — растить «подушку» в свое удовольствие.

Одним снижением текущих расходов можно добиться выживания даже самого хренового проекта. И, когда что-то может жить неограниченное время, оно будет расти просто само по себе, вместе с рынком.

Есть соблазн написать про «плохую жадность». Допустим, про отказ вваливать деньги в рекламу. Но я бы не назвал это «жадностью», это уже ближе к клиническому идиотизму. Если ты отказываешься купить десять рублей за рубль, или даже за девять рублей, ты — дурак.

Это также не относится к моим личным расходам, включая семью. Я жадничаю в бизнесе, чтобы вести комфортную жизнь, а не наоборот. Я бы тоже не назвал это «жадностью». Ограничивать своих детей = ограничивать возможности их развития, прививать им какие-то комплексы и барьеры. Это — не жадность, а жестокость и недальновидность.

Даже в отношении своих расходов есть хороший анекдот: «В детстве я мечтал о машинке с педальками. Сейчас у меня — автомобиль представительского класса со своим водителем, но у меня все равно в детстве не было машинки с педальками.»

Деньги = эмоции и воспоминания. Если ты не конвертируешь их вовремя и правильно, будешь жалеть. В каждом возрасте — свои удовольствия. Если ты не гулял в 20 лет, в 40 уже будет не интересно, а в 60 — поздно. К сожалению, время летит быстрее, чем кажется. Особенно это заметно, когда ведешь ежедневный дневник и перечитываешь его время от времени.

В конце каждого дня стоит тормознуться и задуматься: а не пожалею ли я в будущем именно об этом дне? Получил ли я достаточно позитива, эмоций и воспоминаний? Деньги — всего лишь инструмент, валюта для покупки жизни. Мы не сможем купить больше или лучше жизни в будущем, сколько бы денег мы ни заработали, ни сэкономили.

Поэтому стоит быть максимально жадными в бизнесе, но максимально «расточительными», когда это касается эмоций для себя и своей семьи. Понятное дело, что есть некоторые границы дозволенного. Но и отдача от потраченных денег так же снижается по мере роста расходов на жизнь, достаточно легко определить ту самую точку на практике.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 4.8/5 (4 votes cast)
Жадность как конкурентное преимущество, 4.8 out of 5 based on 4 ratings
Share