Ну, учителю оно всегда приятно, сомнений по этому поводу у меня нет.
Или зря нет?

А вот должно ли быть приятным учиться ученику?
И что произойдет, если ему будет неприятно?
Когда стоит сделать обучение приятным, а когда — нет?

Расскажу тут свою собственную гипотезу этого вопроса, высосанную абсолютно из пальца:

Итак, ради чего же мы учимся?

Ради улучшения нашей модели мира, что позволит нам принимать решения получше и получать на выходе больший результат с меньшими затратами. То есть обучение, по факту, должно каким-то образом менять картину мира человека, отражаясь на его поведении. Если изменения картины мира не произошло, а уже тем более если это не повлекло изменения поведения — обучения не произошло.

Да, человек «прослушал курс», «прочитал книгу», «получил диплом», но если он реально не применяет знания на практике, толку от этих знаний нет вообще. Поэтому единственная ценная мысль в начале любого обучения — понимание того, что на выходе ты должен каким-то образом измениться к лучшему. Не «внутри», а «снаружи», в виде конкретных действий или их отсутствия. И, самое главное, готовность эти изменения принимать.

Тут уже есть два варианта:

В модели чего-то не хватает. Допустим, ребенок изучает математику. Этим самым он как бы «расширяет» модель, а не «ломает» ее. Там еще просто нечего ломать. Тут требуется лишь готовность, то есть желание учиться.

Когда взрослый изучает новую для него тему, он занимается ровно тем же самым. И боли от изменения модели тут быть не может, а есть всего лишь тяжесть от самого процесса обучения. И, на практике, повышение тяжести обучения снижает, а не повышает результат.

Допустим, наша школьная система образования значительно отстает в части прививания детям именно интереса к учебе, а не просто по вдалбливанию знаний по учебнику. Мотивированный ученик — лучший ученик, и игнорирование этого фактора не может не сказаться на качестве «продукта» на выходе. На практике, люди по-настоящему начинают любить учиться только когда покидают ненавистную школу и поступают в ВУЗ, соответствующий их истинным интересам.

То есть, когда у нас самих стоит цель научиться чему-то, не нужно заставлять себя страдать, а вместо этого лучше найти интерес и привнести веселье в этот процесс. Страдать без нужды не требуется, даже если к этому в школе приучили. В игровой форме, с шутками да прибаутками все усваивается гораздо быстрее и эффективнее, нежели зубрежкой. Посмотрите, для примера, на американские учебники по серьёзным предметам вроде того же менеджмента или даже по техническим дисциплинам.

Самый тяжелый вариант: внутренняя модель мира оказалась неправильной. Допустим, всю жизнь человек считал, что менеджмент — говно, а ему пытаются рассказать, что он может быть полезным и даже увлекательным.

В этом случае «пациенту» уже не хватит внутренней и внешней мотивации в виде красочных учебников, добрых учителей и игрушек на тему. Ему потребуется сначала сломать кусок старой модели, а потом на его обломках выстроить новую модель.

Далио именно это и имеет в виду, когда говорит «боль». Это — реальная боль, а не вымышленная: признавать, что ты там в чем-то был не прав. И боль от осознания своих ошибок может быть насколько сильной, что подсознание может нас всячески от нее оберегать, услужливо подсовывая нам все новые и новые подтверждения в пользу наших ошибочных убеждений, отфильтровывая еще на входе все то, что могло бы эту нашу уверенность поколебать.

Это — никакая не философия, а вполне себе реальный аспект функционирования нашего сознания и подсознания, хотим мы того, или нет. И, пока у нас нет рационального стремления сломать свою старую модель мира, подсознание не даст нам этого сделать. То есть надеяться на то, что мы вдруг резко захотим измениться к лучшему — наивно и неэффективно.

И мы ведь все — не тупые, на самом деле. Это факт вообще никак не связан с уровнем IQ. По крайней мере, я не встречал еще опровержений этого. Фильтрация сигналов от реальности — всего лишь защитный механизм, и он тоже может давать сбои.

Чаще всего люди не ломают свои модели осознанно, рационально, а лишь под влиянием внешних факторов, когда уже никуда не убежишь от доказательств. И, чем серьезнее последствия ошибки в результате кривизны модели, тем легче ее сломать. Но, при этом, боль от этого никуда не девается. «Легче» тут в смысле: «А куда ты денешься, родной?»

Инфаркт и инсульт резко меняют отношение людей к своему здоровью. Вылет из института — отношение к посещению лекций, хотя уже и поздновато. Развод — отношение к выбору партнера. У каждого из нас наберется «пучок» подобных уроков, изменивших наши модели мира через наше «не хочу».

Как и в любом другом обучении, понимание сути этого феномена отнюдь не означает, что мы чему-то там «научились». Пока это знание не применяется на практике, его, на самом деле, и не существует вовсе. Соответственно, единственный вариант по-настоящему научиться — начать его применять.

То есть, да: осознанно ломать свои модели. Больно, тяжело, по расписанию, в режиме спортивных тренировок.

Вот нас же не удивляет, что кто-то там ходит в спортзал 3 раза в неделю, и на выходе имеет красивое тело и здоровье? Ну а наш мозг чем хуже? Почему тренировка тела воспринимается «по-пацански», а тренировка ума — нет? Что важнее, на самом деле, лично для вас?

Я даже не буду никого в спортзал зазывать — самому часто лениво. Но вот для тренировки мозга какие вообще могут быть препятствия? Это ведь можно делать даже лежа на диване перед телевизором. Только телевизор выключить, да планшет в руки взять, да мозг немного включить, да вопросов гнилых себе поназадавать. А еще эффективнее, да и эффектнее — «выйти в народ», да и спросить в лицо своих родных, друзей, партнеров и сотрудников: «А вам не кажется, что я — мудак?»

Тут, к сожалению, нужно будет сильно постараться, чтобы получить честный и откровенный ответ: мы не привыкли говорить правду в лицо. Это почему-то считается неэтичным и грубым. Зато за спиной, в «стае заклятых друзей» вся та же информация льется уже свободно и непринужденно, даже просить не надо, только выслушать стандартное: «никому не говори!». Это — тоже вроде как «не этично», но чаще всего правду о себе можно узнать только когда она дойдёт до нас уже через пятые уши в виде: «А что Галка о тебе говорила, знаешь???»

Если же вам вдруг повезло и вы все-таки встретили своего «садомазоангела», защитите стул от прогорания листом металла, да внимательно слушайте, записывайте и анализируйте.

Я, как и все, никогда не любил сплетни о себе. Теперь — не «полюбил», конечно, но если слышу, что кто-то там мне что-то в спину прошептал, это уже воспринимается не как повод для конфликта, а как реально ценный материал для анализа и исправления самого себя.

Тяжело, да. В теории, должен был бы уже к этому привыкнуть и спокойно воспринимать, но все равно продолжаю сначала вскипать и отрицать, и только потом уже включается мозг. Спорить, мне кажется, я себя никогда уже не отучу. Но вот анализировать реальный уровень своей правоты хотя бы постфактум, в спокойной обстановке, уже попроще.

Допустим, друг детства постоянно говорил мне даже в лицо, что я — «человек темы», то есть постоянно прилетаю с какими-то новыми идеями и прожектами. Раньше — не соглашался с этим и находил кажущиеся мне очевидными и рациональными причины очередной смены курса. Теперь — принял это как данность и даже нашёл у Адизеса подтверждение того, что подобное поведение свойственно «предпринимателям» (E) по его классификации типов менеджмента.

Это — не «плюс» и не «минус», это — «факт», со своими плюсами и минусами. И именно понимание и признание этой своей особенности позволило мне, наконец, начать вовремя говорить себе: «Стопэ!» И не просто «говорить», а реально экономить время и силы на каких-то мимолетных увлечениях, заставляя себя добивать начатые дела до конца перед началом новых. Тот, кто этим не страдал никогда, не ощутит всей степени разницы.

И даже «ломать себя» тут не требуется, на самом деле, нужно лишь грамотно компенсировать с помощью команды из тех людей, которым «прыгать с ветки на ветку» неприятно и неестественно. Но они, в свою очередь, без меня тоже бы работали неэффективно из-за отсутствия свежих идей с рынка. И именно признание своих слабых сторон и компенсация их с помощью команды, а не «стать лучше всех» тут имеет значение.

В этом, кстати, основная ошибка тех людей, которые читают и Далио, и Адизеса с целью «научиться». Там нечему учиться, на самом-то деле. Там нужно именно что «ломать» свои старые модели работы в одиночку в пользу команды. И менеджмент — это ведь не просто способ «лучше делать дела», а единственный, по сути, вариант роста выше естественного уровня ограничений отдельно взятого индивида, каким бы активным в части обучения и работы он ни был.

Есть возражения?

Есть идеи получше?

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 3.7/5 (3 votes cast)
Должно ли быть приятным обучение?, 3.7 out of 5 based on 3 ratings
Share