Джим Саймонс

James Simons (83 года) — крутой математик и не менее крутой менеджер Renaissance Technologies, первого и лучшего quant-фонда в истории. 130 миллиардов в управлении (своих, клиентов давно уже не обслуживают). Есть еще публичные продукты, но они по характеристикам не блещут, примерно на уровне других подобных фондов «для всех».

Состояние основателя оценивается в 25 миллиардов, «но это не точно», поскольку в ходе скандала с «Панамскими бумагами» выяснилось, что он любит уходить от налогов. Штраф-то он выплатит, но сколько денег у него реально распихано еще по офшорам — только он сам и знает.

Для айтишников и математиков — икона и путеводная звезда, дающая надежду на «миллиарды своим умом».

Что не учитывается в этом уравнении, так это тот факт, что Саймонс, в первую очередь — хороший менеджер. И его фондом управлял отнюдь не он сам, а ученые, которых он с боем отбивал у реальной науки. Сам он удовольствия с трейдинга особого не получал, но он любит собирать и мотивировать лучших из лучших.

Для него это как спорт — долго и аккуратно обхаживать очередную «жертву», а «победа» — уход человека в его фонд с концами, поскольку его организация является одной из самых засекреченных из коммерческих, а «нутря» видны только из-за разных скандалов.

То русский программист уведет исходники всего его софта и откроет свой фонд с блекджеком. То его партнер по бизнесу ввалит немеряно денег в избирательную кампанию Трампа вовремя и качественно. Да так, что тот победит. Хотя сам Саймонс и говорит, что не знал об этом и не приветствует, но «мы-то знаем».

Народ живет на широкую ногу, у них даже целый микрорайон элитных домов в США есть на побережье. Яхты, самолеты и прочее. Сам Саймонс публичности не любит, и раскрывается только перед математиками и студентами, разве что. Ну и еще один назойливый репортер его настолько достал, что Джим все-таки согласился с ним встретиться, когда тот пошел по родственникам да друзьям околачиваться.

В Ренессансе обычно подобные проблемы деньгами заливают, но репортер оказался либо сильно принципиальным, либо правильно посчитал, что с книги да последующих интервью получит в итоге больше. Денег у Саймонса не взял, и в итоге выпустил книгу с разными интимными деталями: «The Man Who Solved the Market: How Jim Simons Launched the Quant Revolution». Интересно, рекомендую.

Считает себя виноватым в изъятии хороших математиков из обращения, поэтому компенсирует (и серьезно) развитие математической школы в США. С его подачи все (!) преподаватели математики в американских школах получают значительную доплату «за вредность», с его личных денег. Хотя, учитывая процент азиатов на естественнонаучных факультетах, не в коня корм. Как-нибудь обратите внимание на кадры аудиторий из интервью и лекций лидеров в финансах.

Еще будучи студентом, послал «гонца» (соседа по общаге) с деньгами небольшими в банановую республику, где тот открыл «свечной заводик». Тот медленно, но уверенно так рос все эти годы.

Начинал он свою карьеру математиком, работал с лучшими умами своей эпохи. Устроился в министерство обороны США, где расшифровывал коды и сигналы русских подлодок в период холодной войны. Был уволен за пацифизм, смешанный с пофигизмом: в интервью признался, что бьет баклуши, поскольку не хочет помогать военным, но это время он подсчитывает и компенсирует сразу, как только настанет мир во всем мире.

Когда его со скандалом турнули, по старым заслугам получил место начальника кафедры в одном из ВУЗов, где блестяще справился с набором кадров — его личная «фишка».

В 40 лет получил наследство и решил, что деньги ему дороже науки, бросил кхерам университет, продал свою долю в «банановом бизнесе» и открыл свой фонд. Перетащил за собой всех, до кого смог дотянуться, и до сих пор тащит.

Первые два года они пытались торговать вручную, с переменным успехом. Вроде что-то получалось, но все как-то нестабильно и нервно. Потом все-таки вспомнили, что они — математики, и начали пытаться в арбитраж. Получилось, потом еще лучше получилось. В итоге перешли к чисто статистическим моделям, полностью автоматическим.

Детали того, что именно они там делают, никому вообще не известны, но судя по усиленному вниманию к краже исходного кода, и любви одного из ключевых партнеров к коллекционированию и чистке данных, это и является основным конкурентным преимуществом. Этим только сильнее разжигается любопытство, и этот образ «гика, победившего Wall Street» не дает спать по ночам неокрепшим умам.

Менеджмент? Неее, сложно…

Их закрытый фонд Medallion рос в среднем (!) на 40% в год, но там еще были года и по 150%. Вроде как не было ни одной убыточной недели вообще. В то же время их публичные продукты растут и падают вместе с рынком, чем вызывают лютый баттхерт и у прессы, и у инвесторов.

Поскольку светиться лишний раз не любит, то собирается информация о нем по обрывочным кускам: там — интервью, там — книжка, там — кто-то из сотрудников проболтался. В общем, в качестве «модели» его в финансах использовать сложно, но вот в качестве модели менеджера фонда — вполне.

И вывод тут один — даже «самый крутой квант в мире» является менеджером по сути, а его математические заслуги помогают ему именно в том, чтобы проще было людей правильных привлекать. К «дяде Васе» какой-нибудь кандидат на Нобелевскую премию не пойдет, а вот к Саймонсу — вполне. Там — все свои. Все 310 сотрудников.

Я тут пособирал вперемешку то, что смог нарыть по нему. И, поскольку интервью самого Саймонса мало, «разбавил» еще несколькими интервью с автором книги о нем. На безрыбье, как говорится… Все равно мозги хорошо промоет, если ставить фоном.

Подборка его интервью и выступлений
Полный список лидеров
VN:F [1.9.20_1166]
6 голосов
Джим Саймонс, 5.0 out of 5 based on 6 ratings