Дэвид Теппер

David Tepper (64 года) — уникальный персонаж, «пацан к успеху пришел». Начал с абсолютного дна и стал одним из самых успешных менеджеров хедж-фондов современности (25 процентов в год в среднем), личное состояние оценивается в 15.8 миллиардов. При этом не отрывается от земли и не перестает удивлять рафинированную финансовую публику экстравагантными выходками.

Родился в американской «жопе мира», где просто чтобы поиграть в футбол приходилось ходить стенка на стенку. Нищая семья, отец его нещадно избивал в детстве, в школе тоже было «так себе», и он выглядел настолько стремно, что его даже не взяли на работу в Макдональдс. Это сейчас он отожрался уже, но в детстве был реально худым и страшным.

К счастью, получил фотографическую память в наследство. Устроился на работу в библиотеку на копейки, которых еле хватало, чтобы оплачивать обучение в старших классах и третьесортном ВУЗе на экономиста. Параллельно пытался играть на рынке, но ему хронически не везло — первые же две компании, акции которых он купил, обанкротились

Первый диплом ничего не дал ему в плане карьеры: получилось устроиться лишь в мелкий банк на низовую позицию кредитного аналитика (то, что сейчас уже полностью автоматизировано). Пришлось идти в ВУЗ посерьезнее, параллельно с работой и растущими долгами за обучение.

По окончании института никто из серьезных игроков его брать не захотел по причине все того же стремного внешнего вида и «пацанских» манер. Получилось устроиться только в бухгалтерию местного сталелитейного завода, который находился на грани банкротства. И тут опять не повезло: всем сотрудникам завода обрезали зарплату, и любимым развлечением у однокурсников (многие из которых устроились со старта в разные теплые места) было позвонить и сказать ему: «Отличный выбор, Теппер!»

Но, как это часто бывает, какое-нибудь невезение в итоге оказывается большой удачей: за год работы в этом банкротящемся заводе он получил отличную практику работы с недооцененными активами. И все последующие его успехи были связаны именно с этим опытом.

Получив хороший опыт, он нашел местечко получше — в небольшом инвестиционном фонде, где он занимался поиском «бычков на одну затяжку», по меткому выражению Баффета. И, за счет этой строчки в резюме, у него получилось все-таки получить низовую позицию в Goldman Sachs, которым как раз разрешили вкидывать клиентские деньги в разные рисковые инвестиции.

В Голдмане он занялся как раз своей основной специализацией — поиском компаний на грани банкротства, организацией слияний и поглощений. И, за счет своего плотного опыта «в полях», быстро дорос до главного трейдера. Дошло до того, что именно он спас Голдман от неминуемого банкротства в кризис 1987 года: в то время, как все остальные трейдеры теряли миллиарды на падении рынка, он умудрился откупить рынок на абсолютном дне и отбить значительную часть потерь всей компании.

К своему удивлению и разочарованию, никаких серьезных «плюшек» за свое спасение компании он не получил, и его раз за разом «прокатывали» на собрании акционеров, где он пытался стать полноценным партнером. Финансовой «илите» не нравились его манеры и стиль, они не считали его «своим». Но основной причиной провала был давний конфликт со своим начальником: Дэвид отказался работать в полу-инсайдерской схеме, поскольку посчитал ее не-этичной.

Чтобы лучше понять степень его обиды: когда он пришел к успеху, выкупил дом у бывшей жены своего начальника, снес его до основания и построил на этом месте уже свой, гораздо больше и круче.

Разочаровавшись в карьерных перспективах, втихаря стал торговать для других людей, накапливая первоначальный капитал, и через пару лет запустил свой собственный хедж-фонд. И этот фонд с этих пор получал результаты на голову лучше подавляющего большинства других фондов, особенно в моменты кризисов.

На первый взгляд, он похож на Нидерхоффера: такая же склонность к к поиску рисковых инвестиций. Но, в отличие от банкротившегося дважды Виктора, Дэвид адекватно компенсирует риски: ищет возможности с максимальным апсайдом при минимальном даунсайде. И уделяет достаточно внимания изучению рынка: когда он рассказывает о принципах принятия тех или иных решений, они уже выглядят очевидно, и не так уж и стремно.

Он — сторонник концентрированных ставок на редко возникающие шансы в моменты кризисов. Умеет хорошо управлять рисками, понимает рынок и психологию игроков. Попытался организовать чисто quantitative отдел, но провалился: как мне кажется, не хватило той самой культуры для привлечения лучших умов.

Чтобы лучше понять атмосферу в офисе: у него на столе стоят стальные яйца, которые он регулярно поглаживает в моменты принятия серьезных решений, на фоне общего ржача по этому поводу. Ну а сам офис выглядит как пивной бар.

В 2018 году разогнал клиентов и теперь рулит уже исключительно своими деньгами, которых уже достаточно для покупки трех футбольных команд, больших пожертвований и строительства нового кампуса в своем родном университете (названного его именем, само собой). При этом он все еще остается «стремным пацаном» для финансовой индустрии и не так часто мелькает на экранах.

Интервью с ним смотреть интересно: несмотря на репутацию «пацана», реально умный и мудрый. Жалко только, что не так много этих самых интервью: видимо, его не так часто приглашают.

Подборка его выступлений и интервью
Полный список лидеров
VN:F [1.9.20_1166]
5 голосов
Дэвид Теппер, 4.6 out of 5 based on 5 ratings