Должно ли быть приятным обучение?

14.11.2019 1 комментарий

Ну, учителю оно всегда приятно, сомнений по этому поводу у меня нет.
Или зря нет?

А вот должно ли быть приятным учиться ученику?
И что произойдет, если ему будет неприятно?
Когда стоит сделать обучение приятным, а когда — нет?

Расскажу тут свою собственную гипотезу этого вопроса, высосанную абсолютно из пальца:

Итак, ради чего же мы учимся?

Ради улучшения нашей модели мира, что позволит нам принимать решения получше и получать на выходе больший результат с меньшими затратами. То есть обучение, по факту, должно каким-то образом менять картину мира человека, отражаясь на его поведении. Если изменения картины мира не произошло, а уже тем более если это не повлекло изменения поведения — обучения не произошло.

Да, человек «прослушал курс», «прочитал книгу», «получил диплом», но если он реально не применяет знания на практике, толку от этих знаний нет вообще. Поэтому единственная ценная мысль в начале любого обучения — понимание того, что на выходе ты должен каким-то образом измениться к лучшему. Не «внутри», а «снаружи», в виде конкретных действий или их отсутствия. И, самое главное, готовность эти изменения принимать.

Тут уже есть два варианта:

В модели чего-то не хватает. Допустим, ребенок изучает математику. Этим самым он как бы «расширяет» модель, а не «ломает» ее. Там еще просто нечего ломать. Тут требуется лишь готовность, то есть желание учиться.

Когда взрослый изучает новую для него тему, он занимается ровно тем же самым. И боли от изменения модели тут быть не может, а есть всего лишь тяжесть от самого процесса обучения. И, на практике, повышение тяжести обучения снижает, а не повышает результат.

Допустим, наша школьная система образования значительно отстает в части прививания детям именно интереса к учебе, а не просто по вдалбливанию знаний по учебнику. Мотивированный ученик — лучший ученик, и игнорирование этого фактора не может не сказаться на качестве «продукта» на выходе. На практике, люди по-настоящему начинают любить учиться только когда покидают ненавистную школу и поступают в ВУЗ, соответствующий их истинным интересам.

То есть, когда у нас самих стоит цель научиться чему-то, не нужно заставлять себя страдать, а вместо этого лучше найти интерес и привнести веселье в этот процесс. Страдать без нужды не требуется, даже если к этому в школе приучили. В игровой форме, с шутками да прибаутками все усваивается гораздо быстрее и эффективнее, нежели зубрежкой. Посмотрите, для примера, на американские учебники по серьёзным предметам вроде того же менеджмента или даже по техническим дисциплинам.

Самый тяжелый вариант: внутренняя модель мира оказалась неправильной. Допустим, всю жизнь человек считал, что менеджмент — говно, а ему пытаются рассказать, что он может быть полезным и даже увлекательным.

В этом случае «пациенту» уже не хватит внутренней и внешней мотивации в виде красочных учебников, добрых учителей и игрушек на тему. Ему потребуется сначала сломать кусок старой модели, а потом на его обломках выстроить новую модель.

Далио именно это и имеет в виду, когда говорит «боль». Это — реальная боль, а не вымышленная: признавать, что ты там в чем-то был не прав. И боль от осознания своих ошибок может быть насколько сильной, что подсознание может нас всячески от нее оберегать, услужливо подсовывая нам все новые и новые подтверждения в пользу наших ошибочных убеждений, отфильтровывая еще на входе все то, что могло бы эту нашу уверенность поколебать.

Это — никакая не философия, а вполне себе реальный аспект функционирования нашего сознания и подсознания, хотим мы того, или нет. И, пока у нас нет рационального стремления сломать свою старую модель мира, подсознание не даст нам этого сделать. То есть надеяться на то, что мы вдруг резко захотим измениться к лучшему — наивно и неэффективно.

И мы ведь все — не тупые, на самом деле. Это факт вообще никак не связан с уровнем IQ. По крайней мере, я не встречал еще опровержений этого. Фильтрация сигналов от реальности — всего лишь защитный механизм, и он тоже может давать сбои.

Чаще всего люди не ломают свои модели осознанно, рационально, а лишь под влиянием внешних факторов, когда уже никуда не убежишь от доказательств. И, чем серьезнее последствия ошибки в результате кривизны модели, тем легче ее сломать. Но, при этом, боль от этого никуда не девается. «Легче» тут в смысле: «А куда ты денешься, родной?»

Инфаркт и инсульт резко меняют отношение людей к своему здоровью. Вылет из института — отношение к посещению лекций, хотя уже и поздновато. Развод — отношение к выбору партнера. У каждого из нас наберется «пучок» подобных уроков, изменивших наши модели мира через наше «не хочу».

Как и в любом другом обучении, понимание сути этого феномена отнюдь не означает, что мы чему-то там «научились». Пока это знание не применяется на практике, его, на самом деле, и не существует вовсе. Соответственно, единственный вариант по-настоящему научиться — начать его применять.

То есть, да: осознанно ломать свои модели. Больно, тяжело, по расписанию, в режиме спортивных тренировок.

Вот нас же не удивляет, что кто-то там ходит в спортзал 3 раза в неделю, и на выходе имеет красивое тело и здоровье? Ну а наш мозг чем хуже? Почему тренировка тела воспринимается «по-пацански», а тренировка ума — нет? Что важнее, на самом деле, лично для вас?

Я даже не буду никого в спортзал зазывать — самому часто лениво. Но вот для тренировки мозга какие вообще могут быть препятствия? Это ведь можно делать даже лежа на диване перед телевизором. Только телевизор выключить, да планшет в руки взять, да мозг немного включить, да вопросов гнилых себе поназадавать. А еще эффективнее, да и эффектнее — «выйти в народ», да и спросить в лицо своих родных, друзей, партнеров и сотрудников: «А вам не кажется, что я — мудак?»

Тут, к сожалению, нужно будет сильно постараться, чтобы получить честный и откровенный ответ: мы не привыкли говорить правду в лицо. Это почему-то считается неэтичным и грубым. Зато за спиной, в «стае заклятых друзей» вся та же информация льется уже свободно и непринужденно, даже просить не надо, только выслушать стандартное: «никому не говори!». Это — тоже вроде как «не этично», но чаще всего правду о себе можно узнать только когда она дойдёт до нас уже через пятые уши в виде: «А что Галка о тебе говорила, знаешь???»

Если же вам вдруг повезло и вы все-таки встретили своего «садомазоангела», защитите стул от прогорания листом металла, да внимательно слушайте, записывайте и анализируйте.

Я, как и все, никогда не любил сплетни о себе. Теперь — не «полюбил», конечно, но если слышу, что кто-то там мне что-то в спину прошептал, это уже воспринимается не как повод для конфликта, а как реально ценный материал для анализа и исправления самого себя.

Тяжело, да. В теории, должен был бы уже к этому привыкнуть и спокойно воспринимать, но все равно продолжаю сначала вскипать и отрицать, и только потом уже включается мозг. Спорить, мне кажется, я себя никогда уже не отучу. Но вот анализировать реальный уровень своей правоты хотя бы постфактум, в спокойной обстановке, уже попроще.

Допустим, друг детства постоянно говорил мне даже в лицо, что я — «человек темы», то есть постоянно прилетаю с какими-то новыми идеями и прожектами. Раньше — не соглашался с этим и находил кажущиеся мне очевидными и рациональными причины очередной смены курса. Теперь — принял это как данность и даже нашёл у Адизеса подтверждение того, что подобное поведение свойственно «предпринимателям» (E) по его классификации типов менеджмента.

Это — не «плюс» и не «минус», это — «факт», со своими плюсами и минусами. И именно понимание и признание этой своей особенности позволило мне, наконец, начать вовремя говорить себе: «Стопэ!» И не просто «говорить», а реально экономить время и силы на каких-то мимолетных увлечениях, заставляя себя добивать начатые дела до конца перед началом новых. Тот, кто этим не страдал никогда, не ощутит всей степени разницы.

И даже «ломать себя» тут не требуется, на самом деле, нужно лишь грамотно компенсировать с помощью команды из тех людей, которым «прыгать с ветки на ветку» неприятно и неестественно. Но они, в свою очередь, без меня тоже бы работали неэффективно из-за отсутствия свежих идей с рынка. И именно признание своих слабых сторон и компенсация их с помощью команды, а не «стать лучше всех» тут имеет значение.

В этом, кстати, основная ошибка тех людей, которые читают и Далио, и Адизеса с целью «научиться». Там нечему учиться, на самом-то деле. Там нужно именно что «ломать» свои старые модели работы в одиночку в пользу команды. И менеджмент — это ведь не просто способ «лучше делать дела», а единственный, по сути, вариант роста выше естественного уровня ограничений отдельно взятого индивида, каким бы активным в части обучения и работы он ни был.

Есть возражения?

Есть идеи получше?

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 1.0/5 (1 vote cast)
Share

Причины превращения учителя в ученика и ухода в менеджмент

13.11.2019 9 комментариев

Обещал написать подробнее про причины своего перехода от «учителя» к «ученику» — выполняю.

Итак, тут не было никакой магии или шизофрении, достаточно было просто задать себе несколько простых вопросов:

  • Какой шанс того, что у меня в голове — максимально точная модель мира, которую невозможно было бы исправить с помощью других?
  • Если я готов исправлять свою модель с помощью других, какая роль была бы наиболее эффективной?
  • Можно ли совмещать эти роли?
  • Можно ли внимательно слушать других, если всего лишь ждёшь, пока они закончат, чтобы вставить свои 5 копеек?
  • Если я потратил время на общение, но моя модель мира не улучшилась, зачем тогда я вообще это делал?
  • Подтягивается или опускается человек до уровня окружающих его людей?
  • Что эффективнее с точки зрения роста: окружать себя учениками или учителями?
  • Что приятнее и полезнее: иметь в окружении людей, которые могут тебя научить и помочь чем-нибудь, либо тех, кто постоянно требует твоей помощи и участия?
  • Если даже нет цели расти, а есть цель просто приятно провести время, лучше учить или узнавать новое?
  • Что лично мне важнее: мой собственный рост или рост других людей?
  • Какой шанс того, что мои усилия по обучению дадут на выходе рост? Чей?
  • Какой шанс того, что новые знания, полученные от других, дадут на выходе рост?
  • Что будет, если я перестану учить?
  • Что будет, если я перестану учиться у других?
  • Были ли ситуации в прошлом, в которых игнорирование советов других привело к проблемам?
  • Как этого можно было бы избежать в будущем?

Это список можно было бы продолжать бесконечно, закапываясь все глубже, и глубже, но суть от этого не меняется.

Если лениво самому задавать себе все эти вопросы, то вот краткое резюме: если хочешь чему-то научиться, переставай учить. Ну и окружать себя лучше людьми выше себя, а не «паствой».

Этот вопрос ещё, кстати, требует отдельного разбора лично для меня: понятное дело, что людям выше меня как-то не по рангу у меня в комментах тусить, да в Телеграм стучаться. И блоги они вряд ли ведут, поскольку времени не так много свободного. То есть чем дальше, тем меньше у меня иллюзий по поводу внезапного появления «избранных» в моем уютненьком. Придётся самому в комментаторы податься, да под подъездами ради автографа караулить.

Я пока воспринимаю свой блог больше как мотивационный инструмент лично для себя: писать мне и так в кайф, почему бы это не делать публично? Ну и ещё вроде как «визитка», чтобы было видно, что не «хрен-с-горы», а хотя бы начинающий менеджер. В качестве бонуса — повод систематизировать хотя бы для самого себя все то, чем занимаюсь. Если на практику времени не жалко, то вот на документирование её — уже не факт.

Вообще, меня не покидает чувство дежавю: я испытывал те же ощущения, когда завёл блог по маркетингу, будучи ещё одной ногой в шароваре. С одной стороны, и старые знакомые смотрят на это с непониманием, граничащим с классовой ненавистью, и для новой тусовки я ещё щенок и зелен. Разве что срача в комментах было поменьше и он был как-то покультурнее, что ли. Не «Ты — уй!», а ближе к: «Сударь, вы обосрали кончик моей шпаги!»

К слову, статистика — штука неумолимая: из шаровары в маркетинг не перешло ровно ни одного человека. Да, я внезапно получал где-нибудь в комментах или в личке благодарности и советы от «старичков», но это было лишь эпизодически, из чего можно сделать вывод о степени пересечения аудиторий. Ещё пара человек завели блоги по маркетингу, но в итоге все равно вернулись на завод.

Хорошо себя чувствуют лишь те, кто сразу пошёл в менеджмент, и именно им я искренне и тепло завидую и уважаю. Хотя, каюсь, в прошлом тоже не совсем их понимал и не всегда одобрял. Теперь придётся догонять. В 40 лет, ага.

Как с этим переходом аудитории будет обстоять дело сейчас, из маркетологов/самозанятых в менеджеры, еще будем посмотреть. Пока я что-то не заметил особого рвения: хотя народу сама идея «стать умнее и богаче своим умом» заходит хорошо, с точки зрения же переквалификации в менеджеры пока все очень грустно. В одиночку, понятно, оно и проще, и о любви говорить не надо. (С) Штрафбат

Если более глобально, то я всегда воспринимал то, чем занимаюсь, не с точки зрения продукта или ниши, а с точки зрения модели: «работа по найму — фриланс — услуги — цифровой продукт — дорогой цифровой продукт — маркетолог/сейлз — «дикий″ менеджер мелкого бизнеса — профессиональный менеджер растущего бизнеса». Продукты и ниши при этом, что замечательно, могут оставаться абсолютно теми же, меняются лишь подходы и результаты на выходе. То есть, фактически, один и тот же продукт в разных моделях ведёт себя совершенно по-разному. Хозяйке на заметку, как говорится.

Мой уход из маркетинга в менеджмент, с одной стороны, был вызван изменением рынка в целом (сложно стало в одиночку или малой командой выживать, да), а с другой — открывшимися глазами при анализе своих прошлых факапов с применением умных книжек по менеджменту. Стало понятно, что дальше так жить нельзя, и «ещё один все понял».

Новую модель я воспринимаю вполне серьёзно и очень надолго, хотя и зарекаться не буду. На выходе уже есть хороший результат и нет желания идти куда-то ещё. Один из больших бонусов менеджмента как профессии — всегда можно свалить с себя разный геморрой тем, кому он будет по душе, да набрать себе реально интересных задач в новой сфере, чем я сейчас увлеченно и занимаюсь.

Есть ещё один важный нюанс, который может вызывать конфликты и недопонимание: менеджмент для меня — это не про «управление командой», а про управление бизнесом. То есть не «линейный менеджмент», а «топ-менеджмент», оттуда и «растут ноги» про принятие решений, планирование и прочее. Стратегия, а не тактика. На низших уровнях это уже не так актуально, да и некому и некогда там этим заниматься, по большому счету.

Есть возражения?
Стало ли со мной некомфортнее общаться от этого?
Я — уй?

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 3.0/5 (2 votes cast)
Share

Версионирование целей и планов

12.11.2019 16 комментариев

Занятно, что разработчик со стажем, использующий системы контроля версий почти всю свою карьеру, пришёл к идее применить тот же подход к планированию совсем недавно.

Опять же, список простых вопросов для «разогрева»:

  • Как часто я меняю цели и планы?
  • Как часто я возвращаюсь к прошлым целям и планам? Почему?
  • Бывает ли, что я хожу по кругу?
  • Какой шанс того, что именно новая цель или план будут финальными?
  • Что случится в случае поступления важного аргумента, не учтенного на этапе планирования?
  • Существуют ли тогда вообще финальные цели и планы?
  • Стоит ли избавляться от ощущения, что вот именно сейчас у меня будет финальная версия?
  • Стоит ли бояться изменения планов и целей?
  • Если не стоит, почему бы тогда не записывать их не в виде «единственно правильного» и «финального» варианта, а называть их как есть — «текущая цель» и «текущий план»?

Вот лично у меня в 95% прошлых проектов была стандартная итерация: идея — план — провал реализации по самым различным причинам, которые я обычно списывал на рынок и случайность. Собственно, учиться планировать и стресс-тестировать планы я начал именно поэтому: надоело работать впустую. Да, можете назвать меня идиотом, и я искренне надеюсь, что лично у вас для этого есть все основания в виде уверенного выполнения поставленных перед собой целей и задач. И даже искренне позавидую, если у вас и без проверки планов все хорошо и замечательно!

Когда я, наконец, встал на скользкую дорожку стресс-тестирования, все не мог отделаться от ощущения, что делаю что-то не так: планы непрерывно менялись и заменялись новыми, но привычное по прошлому подходу ощущение завершенности все не приходило. Вот вроде и хочется верить, что вот именно текущий план — самый лучший и последний, авотхрен!

Понимание того, что финальной версии никогда не будет, да и быть не должно, приходило очень медленно и болезненно. Получается, что работа работается, а результатов, вроде как и нет на выходе. Да, план становится заметно лучше и исполнимее, но уже нет того финального: «Готово!» И вроде сидишь, планируешь, а работа сама собой не работается, но лишь изменяется на глазах, но все равно остаётся где-то в будущем, а не сейчас.

Сначала это расстраивает немного, потом принимаешь как неизбежное зло, а потом и вообще приходишь к пониманию, что ничего «финального» нет и быть не может. Ни цели, ни планы, ни убеждения, ни методы априори не могут быть финальными, поскольку они основаны лишь на имеющейся в наличии информации на момент их появления. И, с появлением новых контраргументов и фактов они неизбежно будут меняться.

Тут есть, конечно, тонкая грань в виде «А когда же хватит уже стресс-тестировать и пора переходить к реализации?»

Сначала кажется, что на этот «гнилой» вопрос невозможно ответить точно, пока не придешь к ещё одному простому вопросу: «Сколько времени сэкономит дополнительный час стресс-тестирования?»

На выходе естественным образом получается сходящийся процесс: каждый дополнительный час стресс-тестирования даёт все меньше и меньше экономии будущего времени реализации, причём эта экономия все еще гораздо больше затраченного на доработку планов времени. Но, неизбежно, приходим в точку, где серьёзных рисков уже не видно, а закрытие разной мелочевки смысла особого не имеет. В мелочах все равно нюансы будут всплывать по ходу реализации, от этого никуда не денешься. Да и риски в мелочах, как правило, несущественные. Это уже больше от уровня перфекционизма менеджера зависит, да от важности задачи.

К счастью, этот процесс занимает адекватное по сравнению с исполнением проекта время. Надо только не жалеть его, не пытаясь тормозить себя раньше времени. Пока час тестирования даёт больше часа экономии, в этом все еще есть смысл. И, даже если это займет целую неделю, на выходе будет сэкономлено несколько месяцев пустой работы. Нужно только не тормозить себя раньше времени, а вместо этого постепенно приучать себя к мысли, что это — и есть сама важная работа, поскольку она тем ценнее, чем масштабнее задача и горизонт планирования.

К слову об экономии времени: на верхних уровнях, особенно на старте, будет даже не «экономия», а тотальное выкидывание старых идей и проектов в топку. Это, конечно, можно как-то сконвертировать в человеко-часы, но чаще волосы на голове шевелятся: «Бетонная плита упала в метре от седого мальчика.»

В итоге, неизбежно, мы все равно выходим в точку, где план ещё вроде как не совсем идеален, но смысла тратить на него ещё больше времени уже нет. Начинаем его исполнение, подкручивая разные детали по ходу. Не забываем эти детали стресс-тестировать, понятное дело.

Если уж сильно невтерпеж, можно, конечно, совмещать приятное с полезным и начать выполнение параллельно с планированием. Но и Далио советует, и моя практика показывает бессмысленность суеты: в этой спешке делается какая-то абсолютно лишняя работа, которая будет выкинута уже на следующий день, на следующей итерации стресс-тестирования. При этом, в момент исполнения этой псевдоработы не будет покидать ощущение, что занят ценным делом, и будет соблазн вообще стресс-тестирование не продолжать. Проходил, каялся и радовался, что продолжил тестировать.

Из этого правила «часа экономии» есть одно большое исключение: стратегические планы и цели. Их можно и нужно тестировать бесконечно, всю жизнь. Мы, фактически, не в состоянии принять столь серьёзные решения в условиях дефицита информации на старте, и с накоплением опыта мы неизбежно будем и пельмени разлеплять, и фарш обратно проворачивать. Я эту работу обычно оставляю на выходные, когда ничто не отвлекает уже. И, к слову, каждый раз нахожу что-то, более чем достойное потраченных пары часов работы мозга.

Да, до сих пор нахожу. Да, не собираюсь останавливаться.

То же касается и планов уровня проекта. Там тоже желательно время от времени возвращаться к стресс-тестированию, можно даже в рамках рабочего времени проекта, хотя бы раз в неделю. Это — настолько экономящий время и ресурсы процесс, что на него лишнего часа не жалко. И, если этот час сэкономил нам больше часа на выходе — и ещё один час, и ещё, и ещё.

Теперь, собственно, вернёмся к версионированию:

  • Стоит ли сохранять предыдущие версии целей и планов? Зачем?
  • Удобнее ли тогда станет сохранение и накопление аргументов?
  • Что важнее: версии планов или аргументы к ним?
  • Так ли вообще важна текущая версия плана или цели?
  • Если аргументы — гораздо важнее самих планов, достойны ли они выделения в отдельные подзаметки?
  • Удобнее ли эти подзаметки писать под версиями, корректируя версии их по ходу?
  • Избавляет ли это от повторного обсасывания одних и тех же аргументов в новой версии плана?
  • Если сама по себе версия не так важна, то может ли она считаться просто вечным черновиком?
  • Когда нужно переходить к следующей версии?
  • Стоит ли сразу писать первую версию, или лучше начать с предисловия в свободной форме?
  • Когда именно могут понадобиться сохраненные и разобранные аргументы?
  • Могут ли они меняться по ходу, как и моё отношение к ним?
  • Если они меняются, что происходит с планом и целью?
  • Как лучше организовать всю эту структуру?
  • Как с ней удобнее было бы работать?
  • Стоит ли таким же образом логгировать процесс выполнения плана?
  • Зачем это может понадобиться?

Со временем приходишь к выводу, что сами по себе планы ценности вообще-то не имеют. Как и цели, и убеждения, и методы, и модели — все это лишь временное говно, которое будет заменено чуть менее временным говном по мере накопления ценной информации в виде контраргументов и фактов. Которые, внезапно, становятся аргументами к новым планам, целям и так далее.

То есть то, что критиковало старый план, естественным образом поддерживает все последующие. Это если мы, конечно, не выкинули этот аргумент в топку вместе со старым планом, что было бы опрометчиво. Он нам ведь ещё не раз пригодится в будущем, когда раз за разом будем натыкаться на одни и те же вопросы и возражения. Но, сохранив один раз проделанную работу, лишнего включения мозга можно уже избежать.

Если планы и цели ценности не имеют, то вот что по-настоящему ценно: весь этот массив контраргументов и фактов, к которым мы будем ещё не раз неизбежно возвращаться при тестировании новых идей и версий планов. Именно контраргументы старого/аргументы нового являются «скелетом» всех последующих версий, которые за счет усиления этого «скелета» будут становиться все лучше, и лучше. Этот момент сложно описать словами, пока его не увидишь на своей практике, так что я даже и не буду пытаться.

«Контраргумент» — это важный вопрос или потенциальная проблема, разбираемая в виде цепочки вопросов, пока не появится нечто похожее на решение или хотя бы реалистичный метод минимизации риска. И, что важно, часто именно в процессе поиска контраргументов к какому-то отдельному вопросу весь план кардинально меняется, а не только лишь этот вопрос. И к этому нужно быть готовым, и не тормозить мозг, если он вдруг выходит за рамки исходной проблемы.

Собственно, в этом и состоит суть стресс-тестирования: включение мозга на поиск решений, что может привести к совершенно неожиданным инсайтам совершенно в другой точке, или даже вообще в другом плане. Ценность тут — в самой работе мозга, а не в решаемой им в текущий момент задаче. Задача всего лишь настраивает его на правильное направление работы вместо мыслей о бабах да о лесе, а дальше ему нужно только не мешать. Я об этом потом подробнее расскажу, в следующих сериях. Там же, где и про внешнюю экспертизу будет, о чем тут пока ни слова было не сказано.

На выходе получаются все более, и более защищенные «железобетонными» аргументами версии плана, одна краше другой. Несмотря на это, они всегда останутся убогими и временным, и именно это мы и должны ощущать все это время. Пока не избавимся от ощущения «финальности» своей работы, по-настоящему глубокого стресс-тестирования и не получится, на самом деле. Практика, практика и еще раз практика.

«Влюбляться» в любую из версий плана, цели или убеждения тут не только бессмысленно, но и противопоказано. Бессмысленно — потому, что это говно неизбежно уйдёт в прошлое, если, конечно, информация с рынка продолжит поступать по расписанию. Противопоказано — потому, что вместо поиска контраргументов мы станем его защитниками и эволюция встанет колом. Другие в этом режиме выглядят баранами, но мы и сами — не лучше.

Поэтому, кстати, хороший способ увидеть действие метода на практике — попробовать его на других для начала. Сразу будет видна вся «глубина кроличьей норы», как метко выразился один из комментаторов. Если своих тараканов нам ловить сложно (мы не можем быть психоаналитиками для самих себя), то вот на других уже развернемся по-полной. И, увидев весь трагикомизм ситуации со стороны, начнем и себя на этом ловить, да по рукам бить. Нужно только подальше от «лабораторного хомячка» стоять, чтобы что-нибудь в лицо не прилетело, да.

С точки зрения организации всего этого барахла хорошо подходит любой аутлайнер с длинными заметками: там будет удобно и список версий вести, и аргументы под каждой из версий коллекционировать, да разбирать впоследствии в процессе рефлексии. Это если вдруг окажется, что несмотря на все наши усилия план провалился, и нужно найти и расстрелять виноватого.

Я ещё веду там небольшой лог исполнения плана, опять же на случай «разбора полётов» в будущем. Это сейчас лишь кажется, что свои нетленки забыть невозможно, а через пару месяцев будешь смотреть на свои прошлые труды как пятиклассник — на свои же тетради из первого класса.

Лично мне версионирование зашло на отличненько. Может, потому, что эта концепция оказалась привычной ещё по роли разработчика.

Важное предупреждение для людей с проблемами с сосудами:

Мозг — штука энергозатратная, и только в процессе тестирования и на выходе из него понимаешь, насколько. Если раньше я не понимал, почему умственная работа может быть тяжёлой, теперь сознательно даю мозгу отдыхать. Первые дни даже боялся инсульта, выключаясь при первых признаках перегрузки. Ну и режим дня, да сон полноценный — обязательно.

Со временем, к счастью, входишь в ритм, и это уже не столь заметно. Мозг, видимо, быстро адаптируется к нагрузкам. Но вот первые дни были даже сомнения в том, что эта работа мне подойдёт по здоровью, особенно если заниматься ей с утра и до вечера ежедневно. Жена не даст соврать :)

А как вы боретесь с той проблемой изменения планов?
Какие решения используете?

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 3.5/5 (6 votes cast)
Share

Прекращение борьбы с собой

11.11.2019 11 комментариев

Есть один маленький нюанс, который я забыл указать на главной странице блога, а теперь уже и лениво его туда добавлять. Именно этот нюанс, в итоге, и сделал мои планы реалистичными и исполнимыми и в теории, и на практике.

Итак… я больше не пользуюсь силой воли. Вообще не пользуюсь, да. Слабак и тряпка!

Что основное в любом плане?

Ну, понятное дело, его «реалистичность», то есть исполнимость на практике. И, чтобы сделать план лучше, надо не над максимизацией его прибыльности работать, а именно над его реалистичностью. Иначе все это останется лишь мечтами.

Можно ли сделать план реалистичным в отрыве от его исполнителей?
Достаточно ли написать «хороший» план, а затем отдать его случайным людям и молиться, чтобы они его реализовали?
Или все-таки стоит писать план под конкретных исполнителей?
И, если мы все-таки пишем план под конкретных исполнителей, стоит ли сделать его максимально простым и приятным для них?

Когда все эти вопросы задаешь, уже не остается сомнений в том, что простота и удовольствие от выполнения плана становятся даже выше его перспективности. Особенно когда это касается самого себя, да :)

Основная причина нелюбви людей к планированию лежит именно в этом: когда план подразумевает героизм и самопожертвование, он перестает быть планом. И очень сложно, на самом деле, удержаться от этого соблазна, особенно когда планируешь сам для себя. «Будущий я» кажется всегда умнее, круче, работоспособнее, мотивированнее и сконцентрированнее, чем он будет на самом деле.

Когда планируешь для Васи и Пети, ты уже понимаешь их достоинства и недостатки. У тебя просто не возникает соблазна дать им какую-нибудь заведомо невыполнимую задачу или потребовать от них переработок без выходных и праздников. То же касается и новых для них областей: мы вряд ли рискнем вставить в план пункт вроде «А вот здесь Вася станет экспертом в молекулярной биологии».

Так почему же нам так сложно бывает с этим справиться, когда «менеджерим» самих себя?

И у меня, и у Далио, и у Адизеса есть одна версия, которая все объясняет, но ни хрена не решает.

Итак: понимание своих сильных и слабых сторон реально поможет нам сделать планы реалистичнее.

Вроде простая мысль, да? Простая для понимания, но практически невыполнимая для «среднего менеджера Васи и Пети» без осознанного самокопания с помощью других людей. Ведь именно им снаружи виднее и наши достоинства, и, особенно, наши недостатки.

Но, к сожалению, эти люди не готовы говорить нам правду в лицо. То есть похвалу мы от них еще можем услышать, а вот критику — нет. Зато за нашей спиной они все это озвучат в тесном кругу, только нам от этого уже не будет никакой пользы.

Поэтому, как ни странно, планы для других всегда писать проще, чем для самого себя. Мы видим и Васю, и Петю гораздо лучше самих себя, хотя и считаем ровно наоборот. Именно Вася и Петя добьются результата, а мы — нет.

Тут есть два очевидных пути решения проблемы:

  1. Писать планы исключительно для других, а не для себя.
  2. Реально разбираться в самом себе.

Какой путь выберете?
Готовы ли вы разобраться в своих достоинствах и недостатках?
Спрашивали ли вы об этом других людей?
Уверены ли, что получили максимально честные ответы на этот вопрос?
Получается ли у вас писать реально интересные (и реально выполнимые) планы для самого себя?
Что мешает?
Как от этого препятствия можно было бы избавиться?
Возможно ли это в другом типе бизнеса?
Почему бы не заняться именно им?
Какой был бы долгосрочный эффект от перехода к бизнесу, где не потребовалось бы страдать?
Рос бы он быстрее первого, или медленнее?
Денег принес бы больше или меньше?
Если и денег было бы больше, и бизнес приносил бы удовольствие, то что мешает?
Является ли риск продолжения нелюбимого дела выше риска переключения на новое?
Мы уверены, что адекватно оценили риски?
Даже если мы не нашли способ минимизировать объем геморроя в любом варианте, можно ли было бы его свалить с себя путем делегирования?
Есть ли у вас пошаговый план перехода от текущего состояния к идеальному, где вы занимались бы исключительно любимым делом?
Когда мы собираемся начать разрабатывать этот план?
Что мешает?
То, что мешает, является гораздо важнее?
По каким критериям?
Являются ли на самом деле важными все эти критерии?

Таки да, у меня есть план, по которому я работаю, и который включает в себя исключительно интересную мне работу, а для всего геморроя есть детальный план делегирования. Тут еще нюанс — в том, что этот «геморрой» является проблемой лишь лично для меня, поскольку всегда можно найти человека, искренне любящего ту работу, которую ты ненавидишь.

И, когда я встречаю в любом новом подплане точки, требующие включения моей силы воли, они уже воспринимаются не как призыв к героизму, а как точки риска, требующего минимизации. И только если финальный план вообще не имеет подобных точек, он становится по-настоящему реалистичным. Я называю такой тип планов «похмельным», то есть я, как исполнитель, не должен вообще включать мозг в процессе его исполнения, и уж тем более требовать от себя любого уровня героизма и самопожертвования.

Да, сила воли еще используется на уровне соблюдения режима дня, это чтобы вообще в кисель не превращаться. Но в эти часы я отнюдь не «страдаю». Чаще всего начинать рабочий день — немного лениво, но вот ближе к его окончанию уже не можешь себя тормознуть. Спасает лишь ограниченная жизнь батареи ноута, и я даже принципиально не достаю из багажника внешний аккумулятор, чтобы предотвратить свое выгорание.

Чего я не учел?
Как с этим дело обстоит у вас?

PS: Когда уже началось обсуждение в комментах, вспомнил один позитивный момент, который мне уже кажется очевидным, хотя он изначально и не был таким.

Итак: одно из основных достоинств такого подхода — не только «исполнимость» самих планов, но и адекватность приоритизации целей. Когда ты четко понимаешь свои пределы, и цели уже выбираешь соответственно. И, когда уже нет иллюзии по поводу излишка ресурсов, адекватная сортировка целей выходит на первый план.

«Что именно делать» становится гораздо важнее «как именно», если проще. Об этом я еще как-нибудь подробнее напишу.

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 2.7/5 (7 votes cast)
Share

Зачем разговаривать вопросами?

10.11.2019 8 комментариев

Наверное, уже обратили внимание на мою странную манеру общения: вопросами, а не ответами на вопросы. Это некоторым даже показалось надменным с моей стороны, гораздо надменее, чем раньше, когда я выполнял роль «учителя» или «помощника».

Расскажу краткую историю этой эволюции:

Итак, когда учишься планировать, с чего всегда начинаешь? Ну, понятное дело: «Сделаю А, потом — Б, потом — В»

Записал все это на бумаге, откинулся на стуле. Что происходит с мозгом в этой точке?

Ага, все это прошло через систему 2 по Канеману, логическое мышление все это говно приняло за аксиому, и приехали! С этого момента ты уже не способен критиковать свой план, а способен лишь искать к нему подтверждения. Так и подмывает обычно начать писать: почему же я такой умный придумал делать А, и почему же оно гораздо круче, чем все другие варианты. Стопэ!

Вы не верьте мне на слово, а прямо сейчас устройте эксперимент: набросайте краткий план чего угодно, да понаблюдайте за реакцией вашего сознания на это. Внезапно окажется что искать подтверждающие аргументы и факты уже написанному — гораздо проще и приятнее, чем опровергающие. Можно сколько угодно спорить над причинами этого феномена, но факт — налицо, и с ним как-то надо бороться.

Особенно актуальной эта борьба становится на этапе стресс-тестирования, где основной работой является именно поиск «гнилых» вопросов, способных выявить точки риска в плане. И там, если ты вдруг нашел контраргумент и записал его не в виде вопроса, а в виде утверждения, он резко приобретает вкус «еще один все понял». И этот контраргумент разбирать и критиковать становится даже еще тяжелее, чем сам план. Тут уже включается двойная порция ментального оргазма: «Мало того, что я — умный, так как крутой план написал, так я еще и реально крутую ошибку в нем нашел, вообще гений!»

В итоге, невольно, отучаешься писать утверждениями, а записываешь весь процесс стресс-тестинга исключительно вопросами. А утверждения — лишь в конце, когда уже нет сомнения на основании озвученных вопросов. И, если вдруг «сорвешься» где-нибудь по пути и запишешь именно утверждение, потом ооочень долго будешь снова входить в режим опровержения только что написанного.

Со временем этот процесс генерации вопросов входит в привычку, и становится даже очевидным и приятным. Когда на бумаге — не спор с кем-то, а исключительно набор поводов к размышлению, все вопросы становятся очень четкими, резкими и по теме. Это уже не «размышления на бумаге», а ближе к «вливанию кофе прямо в мозг».

Да, писать вопросами, а не ответами мозгу может быть ощутимо тяжелее, но вот скорость выполнения стресс-тестирования заметно вырастает, как и толщина найденных в плане «тараканов» на выходе. Десять вопросов подряд экономят пару страниц подробного разбора утверждений, что было бы в предыдущих вариантах. Прирост скорости — в разы! А, как мы уже знаем, скорость эволюции внутренней модели мира — ключевой фактор в процессе учебы.

И даже уже в общении с другими, чисто чтобы не занимать случайно какую-нибудь заведомо ошибочную точку зрения, привыкаешь говорить тоже вопросами. И делаешь это больше для себя, а не для других, поскольку избегаешь фиксации на какой-нибудь случайной идее.

Тут ведь основная соль — в том, что в живом общении у тебя может быть недостаточно времени подумать глубоко и над вопросом, и над своим ответом над ним. Если поторопишься с поспешным ответом в виде утверждения — оно моментально зафиксируется системой 2 и ты уже начнешь искать подтверждающие его аргументы, а не следить за ходом мысли собеседника. То есть моментально превращаешься из «ученика» в «строгого учителя», которому абсолютно посрать, что же там ученик говорит, если это не совпадает с учебником.

Если нет цели защищать какую-то определенную точку зрения (и уже не важно — свою или чужую), не нужно даже ее озвучивать, а можно сразу переходить к «разбору полетов». Поэтому, вместо «я верю в Ктулху» я напишу что-то вроде «какие существуют опровержения существования Ктулху?»

И это, с одной стороны, озвучивает мою позицию по этому вопросу, а с другой — оставляет мой мозг открытым для получения и принятия контраргументов. На этом фоне уже не так сложно разлепить пельмени, переобуться на лету, и продолжить общение уже с позиции того, что Ктулху — нет и никогда не было. Это ведь — не эмоциональная проблема, а сугубо логическая. Я ведь тут ничего не потерял, кроме ошибочного мнения, а даже получил новый ценный аргумент и факт, опровергающий Ктулху.

И этот аргумент, к слову, является тут гораздо более ценным, чем даже мое новое мнение. И основная ценность и процесса стресс-тестирования и общения с целью научиться у других — именно в поиске и подробном разборе этих аргументов. А вот и мое финальное мнение, и планы, и цели — временное говно, которое еще не раз изменится до неузнаваемости с поступлением новых контраргументов.

Задумывались ли над тем, что «контраргумент» к старому плану внезапно становится «аргументом» в пользу нового?
Во что тогда постепенно превращается весь этот список накопленных нами критических замечаний?
Приятнее ли становится план, «закрытый» со всех сторон железобетонными аргументами?
Тогда есть ли смысл избегать поиска контраргументов?
Является ли отказ искать контраргументы к старому плану также и отказом от поиска аргументов к новому?
Почувствовали ли вы уже сравнительную ценность планов и списков контраргументов?
Какая деятельность тогда является по-настоящему ценной?
Стоит ли вообще тогда защищать любые свои планы и цели, включая верхний уровень?
Какова была бы ценность контраргументов уровня целей жизни?
Стали бы эти же контраргументы железобетонными аргументами в пользу новых целей?
Почему еще не попытались их поискать?
Стоит ли отдельно поискать контраргументы к озвученным только что причинам?
Какую ценность принес бы этот одноразовый процесс в долгосрочной перспективе?
Даже с получением новых целей жизни, стоит ли продолжать их оспаривать?
Когда можно или нужно остановиться?
Зачем?
Что есть «эволюция»? :)

Замечали ли описанную проблему с записью планов на практике?
Является ли это исключительно моей проблемой?
Если это есть и у вас, как боретесь?
Есть ли идеи получше?

PS: Этот пост был написан несколько дней назад, но еще до его публикации пришел интересный инсайт от одного из собеседников о том, что ему помогло «включить» режим вопросов попытка испробовать его на других для начала.
То есть задавать «гнилые» вопросы другим, а не себе.
Эта идея имеет смысл и, по моему мнению, может сильно облегчить переход к этому стилю мышления.
Тогда уже не будет внутреннего сопротивления, и сразу станет заметно, каким бараном ты выглядел бы со стороны при поступлении тех же вопросов и какие нелепые отмазки бы ты себе придумывал.
«Не льсти себе — подойди поближе к унитазу»

VN:F [1.9.20_1166]
Rating: 3.0/5 (8 votes cast)
Share